riverrat: (Default)

Когда у тебя было тяжёлое детство и деревянные игрушки, тогда вырвавшись во взрослую жизнь, ты будешь пытаться наверстать упущеное всеми даоступными способами, но... если у тебя в 10 лет не было велосипеда, а в 30 ты собрал всех представителей этого рода, то всё равно в 10 лет у тебя не было велосипеда. Вот и я сейчас пытаюсь наверстать и посему иногда покупаю экземпляры, которые коллекционной ценности не имеют, но что-то похожее я вожделел с детских времён. На самом деле у меня детство прошло в Швеции и там я закончил начальную школу, но тем травматичнее оказалось отсутствие в СССР того, что я мог каждый день рассматривать в оставшихся от ТОЙ  жизни журналах Qelle и Otto. Тогда я искрене не понимал, почему мои родители не купили всего в запас, но на самом деле просто магнитофоны не являлись приоритетом, в отличие от холодильника или шубы или запаса пищевой плёнки и пакетов из разных магазинов. Хотя, впрочем, в доме было целых два магнитофона, оба Telefunken, один - моно магнитола с двухполосной акустикой (номер не могу вспомнить – вроде 104С, но теперь и спросить не у кого...) и второй – стерео дека со встроенным усилителем на 20х2 ватт и колонками. Лично моей, была магнитола, которую мне подарили на десятилетие моего появления на свет. В то время она не котировалась у молодёжи, потому как «не Сони» и мне было ужасно досадно, что вместо невесомой Соньки у меня кондовый представитель немецкой электроники. Но, несмотря на интриги завистников, этот «кирпич» проработал почти двадцать лет в условиях нещадной эксплуатации – его роняли, им дрались, его носили и заставляли играть на сорокоградусном морозе, оставляли по пьяни под дождём, возили каждый день в институт и он развлекал весь автобус пролетариев задорными ритмами зарубежной эстрады, его швыряли в сугробы и так далее. Может быть, был бы это «японец», он бы не выдержал всего происходившего, а так, я даже не знаю, что с ним произошло после моего отъезда в 90-м из тогда ещё СССР-а обратно за рубеж к капиталистам, но на момент отъёзда он был ещё вполне живой.

Это так, к слову о моей коллекции аппаратов того времени...

А теперь, Семён, о главном... О восстановлении абсолютно никому не нужного аппарата National Panasonic RX-1490.

Купил я его даже с инструкцией по пользованию, но сказать по правде, лучше бы он был просто в хорошем состоянии, чем с инструкцие и гарантийным талоном. В талоне была отмечена дата продажи и даже был штамп магазина, что подтверждало хотя бы примерно год выпуска (не позже,чем...). Итак а далёком в то время для меня Сиднее в 1978 году был куплен этот аппарат и теперь я его второй владелец. Надо сказать, что первый не отличался аккуратностью и не делал их магнитофона культа – просто пользовался и гонял в хвост и в гриву, а потом, в эпоху дигитального аудио, заброил в гараж, настроив на любимую волну, да так там и оставил.

Вообще, главное, когда восстанавливаешь аппарат из Новой Зеландии – сначала очистить его от паутины, потом высверлить (иначе никак) гнёзда каких-то личинок из отверстий для винтов, а уж потом пытаться выкрутить ржавые винты.  Итак, поздравляю, вы победили насекомых и не сорвав головок, выкрутили эту жуть, которая когда-то была винтами. Теперь приготовьте пылесос, выйдите на улицу и открывайте батарейный отсек. Когда отсек покинули последние члены экипажа корабля, то пропылесосьте эту труху, которая была пружинками и поролончиками. Потом просто заизолируете остатки контактов и не будете пытаться гонять его от батареек.

Больше сюрпризов быть не должно, но в данном аппарате меня подстерегало вот что – какая-то кака намертво прилипшая к валу и пассику.

Пол-часа полировки Дремелем с крупнозернистой шкуркой (шкурке пришёл капут), а потом мелкой шкуркой и пастой и - вуаля! Вал чист и гладок как только что с завода. Пассик пришлось помыть спиртом, а потом от безнадёги (ну не шкуркой же его чистить!) вывернуть на изнанку, благо он ленточного типа.

Как видно, это уже не тот ЛПМ что был раньше – всё что можно было сделать из пластика и даже то,что не стоило из него делать – сделано. Интересно, что выброс кассеты и открытие кармана привязано на кнопку «пауза». Я сначала долго пытался понять, почему у меня ничего не открывается и давил на «стоп» по привычке.

Внутри всё оказалось чистенько и приличненько, простенько, но со вкусом. Честный двухполосник со средненьким звуком, но неплохой громкостью и хорошим запасом жизни, что позволит брать его на природу долгие годы.

Сам корпус легко отмылся изопропиловым спиртом, хром засиял, краска не слезла (её до нас, в четырнадцатом веке...), буду ли красить – не знаю, овчинка выделки не стоит, тем более, что это будет аппарат для походов.

Итого – клиент жив и жить будет, но лишь для «галочки».

riverrat: (Default)

Опять вспоминалось... Была у нас в классе девочка. Собственно, их было много, но вот такая странная – одна. Тогда мне было непонятно что к чему, но теперь я осознаю что она была гот. Ну в смысле – готы, такие в чёрном и всё в склепе и паутине – я понятно выражаюсь? Тогда, в 70-е готов само собой не было вообще, они как клан не существовали, ну не в СССР, уж точно. Наша соученица ходила всегда в чёрном (при тогдашней форме это было не сложно), даже фартук был чёрный. Вне школы тоже не была похожа на радугу (но, чёрт побери, опять не сильно выделялась из толпы пролетариев в отечественном ширпотребе), вот и  мы не обращали внимания. Приходилось ей выделяться речью, особенно многозначительным молчанием (опять мимо кассы). Но вот если уж заговаривала, особенно при опросе на уроке, то всячески пыталась свернуть тему к тому, что она не прочь бы была обратиться в прах – к примеру на уроке английского на вопрос о том, чего бы ей больше всего хотелось в жизни, она ,в противовес нашему жизнерадостному чириканью о благах земных, заявила что хочет умереть. Училка слегоньца прифигела, но свернула со скорбного пути на другие проекты, зато мы ещё пару недель запускали по классу проекты гробов и надгробий для девочки. Фамилия её была Сурдутович, так после этого к ней навсегда прилипла кликуха Сур-Дур. Трудно было быть неформалом в те времена...

riverrat: (Default)

Что у нас в школе было модно-культовым? Видимо как в каждой школе это был некий микрокосм со своими понятиями о добре и зле, о ценностях, о моде и вообще о мирздании в целом.

С другими школьниками (из других школ, в смысле) мы могли общаться только в качестве дворовых друзей, а в каждом дворе было своё мироздание и прочее, как и в школе, так что там ваши школьные закидоны никого не волновали.

Так вот, про моды и культы и прочее школьное. То, что у меня отложилось, что во-первых было ужасно круто навтыкать себе булавок в отвороты воротника, так, чтобы из шва наружу торчали только кончики-колечки, получалось как «бахромка» такая. Проскольку у меня пиджак был не форменный, а пошитый, то так воткнуть не удавалось и меня миновало это, но остальные в большинстве щеголяли с этими булавками. Кстати, про девочкины модности вообще ничего не знаю, так что извиняйте, если что.

Ну про дипломаты можно даже не писать – класса с седьмого (моего седьмого) это до нас докатилось и я предкам плешь проел, метя на дедов потрфель, что лежал с бумагами у нас в «стенке» и закрывался на шифр (я как-то вскрыл его с помощью отвёртки и дед был так впечатлён моими талантами, что даже сделал вид что не заметил). Но его мне так и не отдали, хотя он впоследствии так вообще никому и не понадобился, ну что им стоило сделать дитю приятное? Зато мне купили что-то местное, оклееное дерьмонтином (именно им – такое дермантином незвать нельзя) и сампроизвольно открывающееся при ношении. С этим нонсенсом я прожил год, за который исписал его всякими надписями и продрал почти насквозь, а потом на него кто-то упал, деревянный каркас сломался и пришлось изыскивать что-то другое. Нашёлся какой-то не новый, но зато кожаный и скорее я бы назвал его маленьким чемоданчиком, а не атташе-кейсом, но тем не менее он прожил со мной до конца учёбы и год ездил в институт, пока его в автобусах не расплющили. Но он был хорош. Никто особо не завидовал, но и не выглядел я с ним как чмо какое-то. Самым крутым был у нас один кадр с пластмассовым кейсом с круглой большой наклейкой- рекламой акустики Pioneer и там был нарисован мэн с огромными ушами, сидящий в кресле, с ногами на стереосистеме, внимающий чудесным звукам. Я тогда искренне не понимал, зачем такое рекламировать? Ведь всем понятно и так, что вещь стоящая и мы бы купили, только дай! Видимо на западе люди что-то недопонимают...

Ещё у нас было ужасно круто иметь на кармашке моргающий красный светодиод (простенькая схема и батарея носились в кармане) и поскольку в коридорах было несколько темновато, то выглядело это очень эффектно. Паял подобное за малые деньги мой одноклассник Шура. У самого Шуры было аж 4 таких светодиода на кармашке и моргали они по очереди, создавая эффект бегущего огонька... Красота. Кстати, потом такие «дорожки» мы впаивали в наши магнитофоны, чтобы хоть как-то приблизить их дизайн к японским.

Ещё было модно носить октябрятский значок с фоткой маленького Ульянова (было несколько разновидностей, но этот был пластиковый и с фото) – это было как вызов обществу, ибо мы не просто их носили выйдя давно из октябрятского возраста (да и из пионерского тоже), а в том дело было, что их прикалывали там, гда Брежнев носил звёзды героя и в том же количестве. Это было коварно! Сказать нам ничего не могли, сорвать такую красоту идеология не позволяла (как, разве вы что-то имеете против образа Ленина??!!) и могли только скрежетать зубами, глядя на портрет генсека на стене и на наши красные звёзды на синих униформах.

Про общие модные направления типа фантиков от жвачек и прочих вкладышей я узнал уже из интернет-сообществ, может нас миновало, может ещё почему-то, но такого не было совсем.

Престижно было носить с собой перочинный                нож, но большие отбирали учителя, а вот у меня был какой-то иностранный (видимо) и был он в длину всего два сантиметра (сложеный + лезвие у него примерно полтора сантиметра) – в классе его ласково называли «финач» (от слова «финка») и на уроку просили: «Киса, дай финач!», чтобы поточить карандаш или отрезать что-то. Тут у меня конкурентов не было, впрочем, я всегда был рад поделиться.

Ещё было позором ходить на физру в трениках – настоящий пацан должен был иметь спортивные труселя. У меня, по счастью, были такие красные с лампасами, так что тут тоже всё было пучком.

Учебники должны были быть оклеены прозрачным скотчем, а не обёрнуты или помещены в обложки (на чём настаивали учителя, потому как потом ком-то, мол по ним учиться – нонсенс, мы покупали их за свой счёт и после окончания изучения выбрасывали или жгли). Некоторые родители могли доставать такую ленту и ею делились с лучшими друзьями. Мне было пофиг и даже больше нравились пластиковые обложки - в них была приклеена лента-закладка и её можно было жевать на уроке. Кроме того, на такой обложке можно было рисовать что угодно, а потом помыть с мылом – бездна возможностей для развития прекрасного в себе.

Было принято иметь зеркальца (у мальчиков!), но не для самолюбования, а пускать ими зайчиков. Особо практичными были зеркальца с обложкой, похожие на блокнотики – их реже конфисковывали.

Еще настоящий школьник болжен был иметь блокнот для фигни (рисовать там мультики, рожи и прочую хрень и ведь отобрать такое не могли, потому как типа «черновик», жаль ни одного не сохранилось – помню я на литературе там рисовал обломок самовластья под впечатлением от декабристов. Преподша это узрела и её чудом не хватил кондратий. Меня спасло только то, что у соседа было нарисовано поле с коровой и написано «это х—ня». За «х—ню» его так дрючили, что про мой обломок просто забыли к концу экзекуции.

А после окончания года мы уничтожали учебники по ненавистным предметам. Круче всех поступил, опять же, Шура, который «географию» порвал (!!) на мелкие (!!) кусочки за несколько часов и потом всё это вывалил в окно сразу после последнего урока географии – вот как надо было ненавидеть...

Впрочем, это уже не о модах и прикидах, а о традициях, так что продолжим о них в следующий раз.

riverrat: (Default)

Пошла третья неделя, как я на больничном. Чудесное продолжение моей жизни. Интересно, я так до самого конца дней моих буду тащиться или всё же меня постигнет какое-нибудь чудо и я выздоровлю и хотя бы месяц-другой не буду ничего принимать и ничем не страдать? Пока шансов нет. В данный момент сижу (лежу, хожу и пр.) со спиной, а первую неделю ещё и с тонзиллитом. Ну и рука опять разболелась (уже почти двухлетняя история с травмой). Так что я по дому на хозяйстве оставлен, пока супруга благосостояние обеспечивает.

Вот недавно (относительно) было первое сентября и дети всея экс-СССР шли в школу в такой обычно солнечный день, когда совсем-совсем этого неохота. Пытался вспомнить свои первые сентября, но только почему-то восьмой класс отложился. Даже не знаю, почему. Вроде всё было как обычно, но запомнилось – дедушка в строгом тёмно-синем костюме и бабуля в клетчатом костюме и в шапке из страусиных перьев, на носу огромные (по моде 70-х) очки-хамелеоны. Все такие ... не наши, а очень заграничные (ну всё это, конечно ещё шведские запасы, но при том почти музейном отношении к вещам всё выглядит как с иголочки). Они не одиноки в  своём прикиде, благо школа не простая и там каждый второй родитель - директор,а каждый третий - профессор, но носить всё это непринуждённо и буднично удавалось только моим дедам, на остальных всё это выглядело как на корове седло. Но мы не об этом. Итак первое сентября и все ползут с охапками цветов (в основном – гладиолусы, поскольку у нас в сибири с розами напряг, гвоздики по рублю штука и с букетом в три штуки не солидно, а вот гладиолус – это самое то, по полтинику цветок или с дачи своей принести, а с тремя гладиолусами ты уже как человек смотришься). Так вот, все почти с гладиолусами и бедные учителя судорожно прикидывают как попрут это в три обхвата к себе в квартиру переводить на силос (кстати, почему было не отправлять излишки в ту же больницу??).

Я наряжен в синию ... нет, не униформу, просто в синюю одежду, назовём это так. Собственно, в униформе я ходил только в пятый и шестой класс, а потом мои габариты стали нестандартными и форму на меня было, конечно, можно найти и подшить-укоротить, но без слёз на это, даже в неизбалованом модой советском обществе, смотреть было нельзя. Тогда было принято решение шить мне по костюму в год с запасом, чтобы и к концу года он на мне сходился. Не то чтобы меня пёрло как на дрожжах, просто я во всех измерениях увеличивался, но непропорционально. Скажем, что мой дед был здоровым мужиком, но в свои пятнадцать лет я носил его обувь и всю верхнюю одежду совершенно спокойно и всё сидело на мне отлично, а потом я его и перерос, притом значительно и уже он донашивал моё (кроме обуви – мои боты стали для него велики на пару размеров).

Ну вот, я в синем, почти неотличим от остальных, выдаёт отсутствие эмблемы (этого шеврона на рукаве с рисунком раскрытой книги, куда к концу года писали всякую похабщину) и блестящих пуговиц (которыми можно было писать на партах всякое... ну как на шевроне...). Я в галстуке (из дедовых дипломатических запасов) – с восьмого класса мы должны были ходить в галстуках (бабочки, почему-то, запрещались категорически, хотя что в этом плохого?). В руке кожаный портфель-дипломат. Всё исключительно по последней школьной моде. На ногах, увы, не любимые кроссовки, а кондовые туфли в которых ни в футбол не поиграешь на перемене, ни побегаешь, короче только учиться в них и можно, блин! Портрет школьника готов – в рамку и на стенку!

Школьная линейка. Не в смысле измерительный прибор, а собрание такое, когда директор до нас доносит. Видимо действо тоже только для родителей, потому как это может быть интересно исключительно в первый раз, а как раз первоклашки ни хрена из этой ахинеи не понимают. Звучит что-то про заветы, обеты и честь, с которой надо нести это всё куда-то в светлые дали. Сине-чёрное-с-белым-парадным-фартуком месиво колышется в такт словам, все тихонько пресчитывают своих и учительский состав, подмечая изменения: вон, новая училка какая-то; Митрофаныч сдал за лето, стареет, видать скоро новый завуч будет, а его в директора выберут; во, гля, у «ашек» новый пацан прикинутый с дипломатом фирменным – видать перевели откуда-то; прикиньте, пацаны, а у Дашки сиськи выросли, да какие! Всё, линейка побоку, все смотрят на сиськи, хотя интерес чисто теоретический, хотя стоит у всех (в этом возрасте стоит на всё, включая линолеум).

Линейка кончается первым звонком – десятиклассник со скорбным лицом несёт первоклашку помельче с колокольчиком изрядных размеров. Девчушка в экстаза звенит как корабельная рында, увеличивая амплитуду замаха и в какой-то момент начинает через раз лупить парня по башке. Выражение лица присутствующих становится «проглотила Маша мячик». Багровый десятиклассник ставит свою ношу с колоколом и держась за череп линяет в ржущие ряды соратников.

После этого все бегут поздравить преподавательский состав и попрощаться с родителями, напоследок вдохнув воздуха свободы, чтобы войти, сливаясь в безликую массу, в храм знаний и возложить цветы к алтарям...

Попозреваю, что в предыдущие годы всё было так же, но только в этот раз осталась большая цветная фотка в альбоме и дожила до этих дней, напоминая о том погожем сентябрьском дне.

 

riverrat: (Default)

Нашёл неплохой ресурс – Круги называется. Там можно малость побродить, послушать разных исполнителей (подборка совершенно неожиданная), но можно поживится. Там, конечно есть требования поддержать артиста, но это на совести каждого из нас. Я свою усыпил тем, что записал в аналоговм качастве в реальном времени с прослушивательной версии (там такое собрано, что за качеством и килогерцами можно не гоняться). Разжился БГ – тем, что ранее не бывало в сети, Братья Егоровы оказалось очень неплохим фолком, Белая гвардия немного заунывно, но приятно и прочие шедевры... Советую и вам приложиться.(kroogi.ru), если кому интересно.

А писать музыку в реальном времени – так хорошо забытое старое, как оказалось – писать столько, сколько длится песня – вроде как кошмар, а с другой стороны – зато послушал то, что писал и это реально приятно. Есть масса альбомов, которые натаскал отовсюду, но до самого прослушивания уши не доходят – ставишь что-то уже известное, под настроение и вроде куча всего есть, а стазис какой-то мелодийный. Вот и прослушиваю сегодня уже восьмой час. Прелестно, как вернулся в юность, когда всей этой херни с компами не было и с копирайтами заодно – достал виниловый диск и пишешь всем подряд, а тебе за это дают новые «пласты» и ты их снова пишешь себе и всем знакомым... Главное было поставить правильно задачу. Я не мог гоняться за новым винилом и было мне это не по карману создавать коллекцию, чтобы менялись с тобой и были заинтересованы в твоих услугах – вот и вложился разово в аппаратуру (не за один год, конечно) и со временем все мои знакомые стали писать «пласты» на плёнку только у меня. А потом и за малую мзду в виде плёнок начал писать – хочешь что-то записать? Нет проблем, приноси пластинку, приноси ленту для себя и одну новую для меня. Будет тебе сразу счастье. И мне тоже будет копия. Всё потом отдал на хранение перед отъездом в Израиль своему другу, который потом и пропал куда-то...

Покупаю антикварные аппараты (ну об этом уже писал), но похоже труд близок к завершению – не так много осталось приобрести и будет полный комплект аппаратуры тех лет (коллекционных раритетов или просто милых моему сердцу аппаратов). Ещё немного потрачу на ремонт некоторых экземпляров и может, наконец, начну получать удовольствие от того самого звука, о котором так долго мечтал. Паралельно получилось собрать ещё два современных комплекса полноразмерных – тоже имеют право на жизнь. Кое-что сейчас распродаю – уходит быстро и не в убыток.

Вот опять навспоминалось, на этот раз  моё 16-ти летие... Это было в 10-м классе. Последний год перед взрослой жизнью. В тот зимний день практически все из класса пришли поздравить с совершенно-почти-летием и скинулись всей толпой на подарок – приобрели мне электробритву Харькiв в пластиковым чехле с встроенным в крышку зеркальцем. Чехол был такого ... какашечного цвета с резучими краями, бритва была тоже не самая лучшая даже на тот день (местные «Бердск» были куда круче, а «Эра» вообще была на уровне продукции Филипса), но главное, что это был Подарок. На подарок от класса обычно невозможно было без омерзения смотреть, но это был явно неодинарный случай (может им надоело смотреть на редкие длинные волосья на моей прыщавой физии?) и стоила сия благодать аж 16 рублей. Немало по тем деньгам (фотик Смена 8-м стоил 15р тогда), так что подарили так подарили. Я был абсолютно счастлив! Дядя с тётей презентовали заморский одеколон с запахом сандала – тоже подгадали классно. Остальное даже не упомню, но родители, наверняка тоже что-то значимое преподнесли, но видимо не такое желанное на тот момент.

Сам день рождения прошёл как тогда обычно в то время – поели, попили (спиртного не полагалось, да и никто не ожидал такого тогда) и после выключения света начались танцы – ну в роли диджея был, естественно, я. В новинках зарубежной эстрады недостатка не было и как-то даже трезвыми умудрялись проводить время весело. А мне, вдобавок, девушки не отказывали в танцах как имениннику – единственно доступные эротические наслаждения для нас тогда. На столике в углу стоял на штативе Зенит-Е со вспышкой и периодически или я или Женька (второй наш школьный фотограф, кроме меня) пыхали вспышкой как папарацци, предвкушая пикантные кадры, но как потом оказалось, что плёнка соскочила с зажима и ни одного кадра не было снято... Вот это был всем обломам облом. Но кроме этого прокола всё было просто отлично.

Наутро я проснулся раньше всех, припёр закрытую дверь креслом, чтобы никто не подглядывал (это не паранойя, а реальная мера предосторожности в нашем доме) и начал бриться впервые в жизни! С той самой поры мне это так и не нравится... Шкура морды оказалось не приемлет вообще ничего бреющего. Всё перепробовал за свою жизнь – все типы и марки бритв и одеколонов, но всуе... А бритву ту первую у меня потом в армии украли из тумбочки, но прослужила она долго и хорошо и ничего менять не приходилось (даже ножи не менял) , но всё работало так же плохо как и первый день с жутким воем и вибрацией. На века вещи делали. И никаких тебе тройных лезвий и суперсеточек с самоочищениями по вторникам...

riverrat: (Default)

Школа у меня ассоциируется двояко, если так можно сказать... Видимо потому что учился в двух абсолютно разных – в посольстве СССР в Швеции и потом, после переезда на родину предков, в спец-супер-элитной в академгородке Новосиба. Спец – потому что английскому нас там должны были учить, как и наших «идейных противников» из другой спецухи – французскому. На практике получилось как обычно – кто хотел и кого заставляли предки, имеющие прицел на сваливание из совка, те выучили хоть что-то, позволяющее немного понимать чужестранцев и втолковать терпеливому человеку что тебе надо от него в данный момент, чередуя звуковой ряд с гримасами и жестикуляцией.

И всё же об ассоциациях – первая школа для меня осталась как полутёмные коридоры, вкуснейший чай в свободной подаче в громадном чайнике на столике возле учительской, отсутствие формы, парты с ёмкостью под крышкой, где всё хранилось, чтоб домой не таскать; чёткое деление на своих (посольских) и «понаехавших» (как сейчас бы сказали) из торгпредства и посольств соцстран. Ещё каждодневная линейка с политинформацией – каждому (!!!) выдавалась маленькая статья из советской газеты и мы это зачитывали стоя перед всей школой в актовом зале (собственно все сидели в ряд на стульчиках и просто вставали во время декламации) – за всё время я прочёл (и прослушал, конечно) тысячи этих статеек, но запомнил лишь одну – как сейчас вижу что я встаю, держу вырезку в пластиковом конвертике (спецом, чтоб не мялась такая ценность) и объявляю, что президентом США стал некто Картер. Вот так, провозгласил как глашатай для всего честного народа, котоый об этом ни сном ни духом, а оно вон что твориться. Больше ни одной вообще не помню. Может и к лучшему.

Ещё помню наши уроки пения – на них хотя бы было весело и можно под гром пианино пообщаться. Репертуар был насквозь просоветский и только несколько детских песенок разбавляли этот ужас войны и революции. В деских песнях все по большинству оставались живы, хотя бы... А вот выводить «стоит над горою Алёша, в Болгарии русский солдат» вызывало тихую ненависть к автору и композитору, поскольку детским голоском такое не вытянуть, а требуют.

В самих классах нас было по 8-10 человек, что гарантировало нечеловеческую успеваемость, потому как опросить успевали всех и легко. Тут у меня только отрицательные эмоции, как у всякого нормального дитяти. Зато на внеклассном времяпровождении (вроде как это было обязательно для посольских, но похоже  все там сидели – точно не помню уже), когда нас уже не знали чем занять, нам было довольно интересно – снабжение у школы было отличное, библиотека прекрасная, хочешь – рисуй, хочешь – лепи, что хош, то и твори и никто над душой не стоит. Помню недели две учил старославянский алфавит, но не нашёл ярковыраженного понимания у окружающих, когда пытался озвучить пройденый материал.

Завтракали мы всегда организованно, прямо в классе и тем, что с собой принесли. У меня почти всегда были бутерброды, причём бабушка (она же и учитель по совместительству) делала мне их на «импортный» манер в виде сэндвичей – меж двух кусков хлеба, а я не мог терпеть такое и один верхний кусок никогда не ел (дома почему-то можно было получть нромальный бутер, а в школу «на люди» - изволь соответствовать). Разок я попытался бунтовать и выкинул в окно «птичкам», так бабуля науськала соклассников и пока я был в какальнике, мне эти куски в парту сложили с запиской про бережливое отношение к продукту. Неужели предполагалось, что я должен эти замусоленные птицами куски сожрать принародно в качестве покаяния?? В детстве были свои ужасы...

Зато в туалет можно было просто встать и пойти, потому как приспичило и никто не прикалывался по этому поводу как впоследствии в советской школе. Если только не бегать каждые пару минут, тогда естественно шуточки обеспечены. Помню один гордый чех, над которым посмеялись после третьей пробежки в сортир на уроке (причём нас преподаватель не сдерживала), предпочёл обделаться нежели ещё раз отпроситься и тем самым свёл урок на нет самим фактом того, что в классе пришлось всё мыть, товарища тоже мыть и искать ему одежду и прочее, что отнюдь не способствовало укреплению международной дружбы. Именно в этой многонациональной среде я навсегда осознал, что народы слишком разные зачастую, чтобы подходить с одним мерилом и навсегда научился терпимости к традициям и сосбенностям характера.

При посольстве тоже жили представители многих республик СССР и тоже у них было достаточно своих тараканов, особенно с питанием и зачастую, когда мы шли на чей-то день рождения не к русским, то с нами шли и родители, чтобы следить абы чего не вышло. После пары кофузов на почве еды и обычаев, как-то негласно перестали ходить в гости не к «своим» на праздники. Помню только как всем классом слегли после распития морса у одних прибалтов в гостях – технологией они не поделились, но в сортир ломились даже родители, отведавшие этого реально вкусного напитка. Почему-то мне запомнилась фраза хозяйки, подливавшей гостям, что у себя на родине они это из колодца черпают... Уже тогда мой неокрепший умишко насторожился! И не зря...

Ещё школа при посольстве – это реально микрокосм и живёшь как в деревне, так что врага проще убить, чем избегать его каждый день.

Теперь про советскую школу. Тут самое первое – толпы одинаковых человечков и война за выживание. Тут ты – один из безликой синей массы. Тебя не знает большинство и даже не подозревает о твоём существовании. Винтик системы – будешь выделяться и будешь порицаем и наказан. Но масса плюсов от этой безликости и многое сходит с рук. Можешь иметь и друзей и врагов, но за весь день не увидеть ни тех ни других, если постараться.

Жуткие мецающие лампы на потолке, которые видны в окнах задолго до того как дошёл до своих казематов. Сменная обувь и зверства таких же как ты, наделённых правом её проверять. А потом ты их сменяешь и чувствуешь пьянящее чувство власти не пущать! Цикл замыкается, но поблажек никто друг другу делать не собирается, ибо за всем этим тоже надзирают сверху. Всё готовит к приходу во взрослый мир.

Цвет стен – это тоже отдельная тема... Специально будешь стараться – не подберёшь такой гаммы. Это уникально только для общественных мест. Линолеум в клеточку навсегда запомню, потому как сами его и отмывали собственными моющими средствами во время субботников.

Парты с нишами для портфелей (?) в которые портфели отродясь не влазили. Особенно с набором для черчения (здоровая фанерная коробка к которой прикалывали чертёж и чертили его с разрезами и проекциями (нахрена??!!) и потом рисовали в углу штамп (или как оно называлось) с данными о том кто это изобразил. Неизгладимое ощущение.

Столовая с запахом. Судя по запаху в меню только варёные тряпки в собственном соку. Хотя сама еда была ничего так, если не исследовать котлету, расковыривая её вилкой. Некоторые вещи надо глотать целиком. Поварихи нас не любят, могут тряпкой ёбнуть. Но за дело, конечно, так что в целом – справедливо. Комната для мытья рук – десяток раковин, сквозной проход и никогда нет света, только из проёмов... А из сортира на втором этаже – сквозная дыра в эту комнату гигиены, причём дыра возле писуара в мальчиковом туалете. Прикиньте, сколько у вас шансов нормально помыть ласты? Вот и мы не мыли – чище будешь. Дежурному на входе в столовку можно просто дать пендаля при требовании показать свои ладошки – туда назначали мелюзгу. Как-то раз поставили старшекласников и заходили все с чистыми лапами, но обоссан из дыры был каждый второй. Больше такого не предпринимали и продолжили ставить малышню.

Запомнилось, что у учителей был свой туалет, а у директора – совсем отдельный и с замком, но по  вечерам технички иногда забывали захлопнуть дверь и считалось особым шиком там справить все свои делишки, а заодно написать пожелания или комментарии на двери изнутри – это как сейчас президенту в блог пишут, только тогда была абсолютная гарантия что назавтра всё будет прочитано и там дальше по обстоятельствам. Про наскальные рисунки в остальных сортирах даже говорить не буду. Не мамонтов там мы рисовали, отнюдь. Ну может фрагменты мамонтов, судя по размерам.

Самым западлом было затолкнуть кого-то в женский тубзик. Потом прекратилось разом, потому как там обнаружилась завуч в позе орла и сразу как отрезало (сначала всем всё оторвали, а потом отрезало).

Ещё было такое уникальное явление как отстойник – туда выливали воду после мытья пола. То есть должны были выливать, но в той каморке бывал такой запашок и теснота, что только самые стойкие и ловкие могли это проделать, а остальные выливали в унитаз, который потом засорялся напрочь и в удачном случае могли отменить занятия.

А ещё навсегда запомнились дежурства по классу (читай – мытьё полов и прочего) и шкаф для хранения ведра и тряпки в каждом кабинете. Летом ещё было ничего, но зимой проветривали реже, так что места у этого шкафа всегда были вакантны.

Часто вспоминаю химический кабинет – там были эти чудные шкафчики с реактивами и тебя за ними было не видно – единственный кабинет где мы играли в самодельные карты, нарисованые на кусочках перфокарт для ЭВМ. Можно было попробовать почувствовать себя Менделеевым и получить новый уникальный препарат, пока тебя не видит никто. Зачастую получалось что-то совершенно чудесное с выстрелом из пробирки в морду или потолок, который уже даже не перекрашивали – бесполезно. Конечно главные сокровища хранились в кабинете училки, но иногда оттуда удавалось умыкнуть нечто фееричное! Пару раз на моей памяти школу эвакуировали во двор и ждали пока всё не выветрится. Не понимаю, почему мы дымовые шашки в школу не приносили? Во дворах жгли, а подъезды забрасывали, а в школу как-то не сподобились (шашки продавались в хозмагах - для защиты посевов от заморозков).

Ещё много всяких ассоциаций, но потом напишу.

 

Profile

riverrat: (Default)
riverrat

May 2013

S M T W T F S
   1 234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 08:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios